Вход    Регистрация

Магазин КотА. Книги от автора. Купить книгу от Вадима Денисова по разумной цене!

Генетический взрыв. Глава 3

 ГЕНЕТИЧЕСКИЙ ВЗРЫВ

Часть первая

Глава 3

Зверьё моё

Если я в своих дневниках, которые прилежно веду по сей день неизвестно ради чего, упомяну название и автора того самого справочника собачьих пород, это будет считаться рекламой? Можно усмехнуться, но мне не до смеха. Кончилась реклама. Как и права на интеллектуальную собственность. Старая проблема и все общественные дискуссии вокруг неё мертвецки завершились в День G. Нет больше предмета для обсуждения, потребители и авторы отправились в мир иной.
То же самое касается любой другой собственности, как и прав на неё. Общее право исчезло, теперь каждая разрозненная группа людей устанавливает свои нехитрые внутренние законы, не сильно-то и отличающиеся по редким общинам. Всё базируется на силе оружия, на праве сильного.
Реклама потеряла всякий смысл. Если это только не реклама крышевания, на такие услуги спрос есть и будет всегда.
Правды ради: я и не помню автора этого справочника, хорошего, между прочим, и уж тем более не обратил внимание на издательство. Красненькая такая книженция в формате автомобильного атласа, с синей полосой внизу. Сейчас она дополнила рядок томов на полке рецепшн в «Орхидее». Отработанный материала, вряд ли я открою этот справочник в ближайшее время. Слишком узко. После того, как мне потребовалось разобраться в классификации птичьих, я нашёл себе общий справочник, толстенный том, паскудное достижение человеконенавистнической рационализации издательского дела с настолько мелким шрифтом, что многое приходится читать через сильную лупу. Зато там много информации. Закинул в машину, и всегда в материале.
А ведь за тем красненьким я неспроста поехал! Уж очень хотелось завести собаку-друга, верного помощника, в компании с которым свои действия я представлял вполне кинематографично: Одиноким Дьяволом, отважно разъезжающим по асфальтовым магистралям района аки Безумный Макс. Хорошее дело. Ты не один, рядом всегда есть верный помощник, воин с отличной чуйкой. Красота.
И чтобы не очень маленький помощничек, боевитый такой.
К собакам я отношусь почти безразлично, фанатичной любви с «уси-пуси» уж точно не испытываю. В енисейских деревнях к собакам владельцы относятся сугубо утилитарно. В соседстве с бескрайней тайгой веками идёт постоянная селекция, жестокий отсев. Толковую охотничью собаку будут холить и лелеять. Бестолковых же кормить даром никто не собирается. Однако личные предпочтения ныне значения не имеют, если ты не идиот конченый — при моей тяге к одиночным рейдам пёс однозначно нужен.
Того красавчика я заметил на улице Ленина в Адлере, во дворе рядом с крошечной парикмахерской «Эстель», куда, вспомнив по дороге о давней просьбе женщин, наведался с целью набрать всяких нужных им принадлежностей. Услышав наглую возню по соседству, пёс прилежно залаял из-за забора, сначала с дежурной злостью, а потом гораздо мягче, даже с извинением в голосе, приглашающе, что ли. Мне было достоверно известно, что на этом участке никто не проживает, кто-то погиб, кто-то уехал. Поэтому, забравшись на поваленное ураганом дерево, я смело заглянул во двор.
Он бегал по кругу. Увидев меня, сел на землю и заскулил.
— Ничего себе… Что, оголодал, зверь?
Зверь тут же встал, завыл, задирая морду и бешено замолотил в воздухе обрубком хвоста.
Кто таков? Оставленный хозяевами пёс был похож одновременно и на ротвейлера, и на неополитанского мастифа, видел я такого у спасателей с Красной поляны. Это была крупная собака, крепкая, изрядно отощавшая, но сохранившая стать могучего бойца. Туловище компактное, мускулистое и крепкое. Холка высокая, длинная и сухая, поясница короткая, широкая. Грудь тоже широкая, грудные мышцы хорошо выделяются. Лапы — ого-го! Лапищи. Короткая шерсть. Окрас у собаки был тёмно-рыжий, на морде выделялась серая маска с границей по внешние краешки глаз. И вот теперь о глазах.
Не глаза на меня смотрели, а вытаращенные глазищи — жутковатые чайные блюдца, как у псины в знаменитой сказке Андерсена «Огниво». И в этих блюдцах плескалось отчаяние брошенного ребёнка, скорбь и мольба: «Забери!».
— Голодный, понял. Вижу-вижу… Сейчас.
Спустившись, я взял в багажнике сырокопчёную колбасу, затем, представив, как несчастный пёс в три взмаха челюстей и в два глотка уронит непрожёванное в сжавшийся от голода желудок, кинжалом быстренько покромсал палку на пятачки, сгрёб всё и вывалил за забор. Быстро чавкающий зверь произвёл ещё более устрашающее впечатление. Ещё бы! Башка большая, тяжелая, челюсти стальные…
Действовать нужно было грамотно. Прежде чем принять столь важное решение, надо разобраться, что это за порода, и какие у неё есть особенности поведения.
— Подожди здесь, приятель, скоро вернусь, — обнадежил я затворника, быстро сделав смартфоном несколько снимков, теперь в этих компактных гаджетах используются исключительно их вторичные функции. Фотик, диктофон, фонарик… И всё равно смартфон — очень удобная штука.
Вот так у меня в руках и оказался собачий справочник.
После тщательного изучения и сравнения фото с картинками я пришёл к выводу, что волею судьбы познакомился с кане корсо, оказывается, перед Днем G в России на эту породу начался настоящий бум.
Предками их были догообразные собаки Древнего Рима. Первые литературные упоминания 15-го века рассказывают, как эти чудовища использовались для охоты на медведей — меня это сразу впечатлило, слишком уж хорошо представляю я, что такой медведь в лесу. Изначально порода была определена в основном как пастушья, помогая загонять и охранять скот, но использовалась и для охоты, травли. Исторически собака была распространена в Италии повсеместно, однако к концу двадцатого века сохранилась только в некоторых горных областях, и была фактически спасена кинологами-селекционерами. И ещё — породу весьма часто связывают с сицилийской мафией. Нормальный дружок для решения кровавых вопросов. В необычном названии породы отражается традиционное предназначение кане корсо для охраны собственности и личной защиты. Живой Корсет.
Они достаточно устойчивы к холоду, дождю и ветру, при этом неплохо переносят жару. Полноценные рабочие собаки, имеющие не только сильную мускулатуру и крепкие связки, но и отличную координацию движений, выносливы, могут быстро бегать, высоко прыгать и эффективно бороться с противниками. То есть с чёрными, в новой реальности.
Но меня пока что интересовали особенности обучения и поведения.
Вычитанное в справочнике порадовало! Для кане корсо характерны «верность и привязанность к членам семьи, способность к тонкому эмоциональному контакту (прямо так и написано!) с хозяином при готовности проявить недоверие и злобу по отношению к посторонним и свирепость к врагам. При правильном воспитании и дрессировке у собак успешно развивается высокая степень адекватности и безопасности для членов семьи и для домашних животных». Это самое главное! Обычно каждая встреченная собака, явно что-то такое чувствуя в моём отношении, начинает вести себя агрессивно, а даже самые маленькие непременно стараются ухватить меня за штанину.
Они уравновешенны, чётко различают своих от чужих и готовы проявить лютость при охране и защите. Но в спокойной обстановке, как утверждал автор справочника, пёс с высоким уровнем агрессивности к чужакам будет безопасен для мирных людей. При этом во время самостоятельной охраны кане корсо вполне способен действовать без помощи человека. Ну, потому и выжил в режиме «один дома», все ящик погрыз в доме и дворе, все заначки разобрал на щепки…
Вот только как узнать, насколько хорошо его воспитали пропавшие хозяева?
И почему они его, такого хорошего и выгодного, оставили за забором? Большой вопрос.
Тем не менее, решение было принято: забираю!
Не желая рисковать напрасно, я отверг вариант проникновения внутрь двора. К чёрту. Там всё ещё простирается заповедная территория бывших хозяев, которым пёс, надо полагать, с детства дал завет по пожизненной охране вверенного ему имущества. Ну и что, что он скулит и ластится? Обнаружив пришельца непосредственно в вотчине, вполне может и порвать. Решил вызволять пса по-другому.
Прокатившись на рынок строительных материалов возле моста через Мзымту, обшмонав пару павильонов с инструментом и оборудованием, я выбрал самую длинную складную лестницу, какую только смог найти, и принайтовал её к багажнику. Заодно попутно ломанул и магазин с товарами для домашних любимцев, набрав там каких-то витаминов, лекарств, сухого и консервированного корма.
Вернувшись к парикмахерской, я, прикинув и примерившись, перекинул лестницу во двор и какое-то время попыхтел, пока не зафиксировал один конец на заборе надёжно. Какое-то время бедный пёс, уставший бегать кругами в нетерпении, никак не мог понять, что я ему предлагаю, даже разозлился немного. Наконец он понял и, подбадриваемый моими громкими и резкими командами, осторожно полез вверх по достаточно пологому мосточку, с нерешительности остановившись на самом верху.
— Прыгай!
Пёс с тоской глянул на меня, утробно проскулил и грузно свалился вниз на коротко подрезанные некогда жёсткие кусты лавра, не обнаруживая пока что красочно расписанной в справочнике хвалёной «динамики, своеобразной грации и координации движений». Эх ты, несладко!
— Ну, что ты... Как куль с отрубями! — констатировал я, покачав головой над лежащей на боку тушей.
Улица не двор, это нейтральная территория. Здесь много чужих меток. Какое-то время пёс приходил в себя.
— Словно на ринге вырубили.
Вот и назвал его Боксёром или, если коротко, Боксом. Дальше всё пошло, как по маслу. Накормленный пёс с благодарностью облизал мне руку, спокойно дал себя погладить и внимательно рассмотреть. Написано, что рост канне корсо в холке достигает 62-70 см, а вес — 45-60 кг. Этот весил не больше сорока, исхудал.
— Молодой ты ещё…
Опытные специалисты из общины мой выбор одобрили, но горячей симпатии не выразили. А вот пятисобачья диковатая стая, давно кормившаяся в «Орхидее» и исправно мониторящая для общины окрестности, к новичку отнеслась категорически  холодно и в свою компанию пса не приняла. Более крупный, чем старички, Бокс попытался показать себя альфа-самцом, но тут же внушительно выхватил от вожака, которому помогли остальные, и больше к ним не лез, проживая и питаясь отдельно. Понять, почему собаки не нашли общий язык, я не смог.
Настораживающие симптомы поведении начали проявляться и в другом. В справочнике было написано, что стоит повысить на неё голос, как собака падает своему господину и повелителю в ноги, ластится и в полном смысле слова ползет на брюхе, выражая абсолютное подчинение. Ага, не тут-то было! Никакой доброты и нежности к окружающим этот грозный и свирепый хищник не проявлял, и тем более нельзя было сказать, что именно этот кане корсо обожает маленьких детей, прощая им любые шалости и проказы. Уже через день женщины, боясь за детей, попросили меня держать пса на привязи.
Прекрасная нервная система, уравновешенна психика… Ага! Да ничего подобного! Боксёр запросто мог разозлиться на ровном месте, и мне приходилось достаточно жёстко его одёргивать.
Мы совместно съездили на два сложных маршрута, где он проявил себя нормально, один раз вовремя отреагировав на появление поблизости чёрных, и тем самым предоставив мне драгоценное время, необходимое для организации грамотного драпанья.
Но удовлетворения от такой напряжённой дружбы я не ощущал.
А потом он на меня бросился.
Я всегда кормил его первым, так же поступил и в тот раз. Убедившись, что напарник поел, развернул свою колбасу — тут он и прыгнул. Молча, без предупреждения, лишь на последних метрах он громко и зло зарычал. Не успев скинуть задницу с сиденья или втянуть ноги в салон, я машинально дёрнул водительскую дверь, вовремя прикрывшись — Бокс с размаху врезался в ребро и отлетел в сторону. Как я умудрился в течение пары секунд взобраться на крышу джипа, не помню. Думать начал, только обнаружив себя стоящим на четвереньках с болезненно сжатыми кистями, вцепившимися в толстые прутья экспедиционного багажника.
Сердце готово было выскочить из груди, во рту пересохло. Кое-как переведя дыхание, я с трудом разжал пальцы, выпрямил спину и посмотрел вниз.
Там бесновался сущий дьявол.
— Что на тебя нашло?! Сидеть, Бокс! Сидеть, я сказал!
Куда там! Уже знакомо вытаращенные глаза на этот раз сияли запредельной злостью и боевой яростью берсерка.
— Прочь! Пошёл к чёрту!
Провал. Брак.
Наконец-то мне стало понятно, почему хозяева не взяли его с собой. Вот же сволочи! Ну, так пристрелили бы тогда, зачем мучить животное и подвергать опасности выживших?! Нет же, они его как бы пожалели, проявили липовую доброту, заперев спящее чудовище в бетонном периметре. На верную голодную смерть.
Никаких способов быстро и безопасно проникнуть в салон, умудриться запереться и уехать у меня не было, узкий вентиляционный люк не выручал, а взбесившийся пёс и не думал уходить, бегая вокруг машины кругами. Минут десять я перебирал варианты, искал выход — бесполезно.
Делать было нечего. Вытащив из кобуры «Стечкин», я выбрал удобный момент, сам у себя попросил прощения и дважды выстрелил ему в голову.
Жалко мне было? Очень. И стыдно. За всех нас.
Знаете, это была моя последняя попытка завести собаку. Больше не буду. Разве что случайно повезёт или кто-то поможет.
К лешему, контакта у меня с ними нет, не понимаю я их, слишком мы разные.

* * *
 
Много развелось в округе дикого зверя.
Ещё до начала общепланетарной борьбы с внеземным нашествием в лесах вокруг Сочи на людей начали нападать медведи, приходящие с предгорий. За тот год, когда всё началось, только к весне было зарегистрировано пять случаев нападения кавказских медведей на человека. Три из них закончились смертельным исходом. Ученых мужей из Кавказского государственного природного биосферного заповедника, горячо выступающих по телевизору, почему-то удивляла сложившаяся ситуация, что это за специалисты? По их же уверениям, кавказские медведи достаточно миролюбивы, никогда не были агрессивными по отношению к людям, наоборот, всегда старались избегать опасного контакта. Начиная с весны учёт таких атак, естественно, прекратился — явились чёрные.
Сейчас сложно сказать, были ли случаи нападения медведей спровоцированы человеком или нет. Телевизионные головы обращали внимание обывателя то, что в большинстве случаев инциденты происходили рядом с туристическими лагерями или возле рядов мусорных баков, стоящих у рекреационных объектов. Можно было предположить, что медведей прикармливали либо сами туристы, либо профессиональные фотографы — ради эффектного снимка. Вот и получилось, что звери привыкли к легкодоступной пище, а на человека начали реагировать, как на конкурента. А ведь тот год выдался урожайным. Природного набора основных натуральных кормов: дикой груши, бука, желудей и плодов каштана мохнатому хозяину горной тайги было предостаточно.
Ну а сейчас… После того, как люди фактически потеряли контроль над территорией, дикое зверьё обнаглело окончательно. Отшельники и прячущиеся от других общин опасливые семьи, мелкие шайки и более крупные криминальные бригады, закончив потрошить центральный район Большого Сочи, начали отступать на нетронутые мародёркой поляны, в удалённые от моря спальные микрорайоны. Все они вынуждены учитывать вероятность встречи не только с кавказским медведем, но и с волком. Естественно, опасное соседство представляют и дикие собачьи стаи. Правда, ряды собак поредели.
Но это ещё не всё. Как-то раз в поисках на Пластунской нужного мне склада я заметил на асфальте не очень-то и испугавшуюся автомобиля косулю. Помню, чуть не сшиб большого енота, многие наблюдали проход через дороги больших семей кабанов, а Ной утверждает, что лично видел в черте города горного леопарда.
Природа быстро берёт своё, на огромных городских территориях, некогда безраздельно принадлежащих людям, быстро формируется новая, вполне уникальная экосистема. В дельте Мзымты, ближе к устью, развелось много аистов, охотящихся на лягушек, утки плавают в заводях, впрочем, как и по Сочинке. Вполне можно охотиться, только мясо у них невкусное, рыбой воняет. Белок в Сочи всегда хватало, а многие санатории, пансионаты и гостиницы держали кроликов, каких-нибудь ярких цесарок и, конечно, павлинов. И без того диковатый парк «Южные культуры» быстро превратился в дремучий лес. В знаменитом сочинском Дендрарии я давно не был, да и желания наведаться туда не испытываю, с диким зверем там всё нормально, знаю.
Да что там Дендрарий! Оказалось, что даже в узкой полосе прибрежного района имеется очень много санаторных парков, рощиц и прочих тихих зелёных уголков. Самый нижний уровень заняли мелкие грызуны всех мастей. Тут же в застройке освоились и небольшие хищные птицы, кречеты и пустельги — сейчас их в городе очень много. На птиц и грызунов успешно охотятся бывшие домашние кошки, выжившие и быстро адаптировавшиеся к зелёнке. Опасность собачьих стай они осознали быстро, и обитают, скажем так, на втором уровне, куда псам не добраться. В заброшенном городе очень много мест, где можно надёжно укрыться не только от непогоды, но и от преследования. Здесь гораздо проще, чем в предгорьях, организовывать засады и заметать следы. В стремительно дичающей урбанистике постапокалипсиса возрождаются старые пищевые цепочки и возникают новые. Некоторые из них включают в себя и людей.

Необычно звучащее название Мамайка есть ни что иное, как русифицированное турецкое имя небольшой каменной крепости Мамай-Кале, в древности поставленной в устье реки Псахе. Считается, что её построили генуэзцы. Ну, это общее правило, тут почти всё старинные постройки приписывают именно генуэзцам.
Точной даты постройки крепости нет. Назначение разрушенной ныне береговой цитадели спорное. Большинство историков и краеведов утверждают, что целью её была защита местной торговой фактории от нападений пиратов и кочевников. Через некоторое время за крепостными стенами соорудили рыночную площадь, где купцы имели возможность совершенно спокойно заниматься обменом и продажей своего товара, не боясь бандитских нашествий. Однако, это мало значащее в окрестных раскладах береговое укрепление не упомянуто ни в одном историческом документе, что, по мнению других исследователей, является следствием не столько реальной слабости укрепления, сколько дурной славы пункта местной работорговли. Ввиду интересов влиятельных итальянских работорговцев, крепость эта могла быть слабо контролируема или вообще неподконтрольна генуэзской администрации, и связана с весьма интенсивными махинациями купцов, решивших действовать в обход консульской казны. Зачем упоминать в документах организованный криминал? Проще вообще не упоминать или вычёркивать. В таких делах излишняя слава городка может сыграть ему дурную службу… Довольно популярный в своих кругах, здешний пункт работорговли просто перестал попадать в официальные документы, а те, кому было интересно,  и без них знали куда плыть.
Эта версия мне нравится больше, она более жизненная. Потому что на центр торговли Мамайка уж точно не похожа, тут далеко не самое удобное место в округе для выполнения такой функции.
Постепенно крепость стала развиваться и превратилась в большой базар, что и послужило толчком к началу её разрушения. Из-за отсутствия должного присмотра крепостные стены практически полностью исчезли. Однако даже остатки фортификационного сооружения всегда привлекали к себе туристов.
Сочинская Мамайка в сравнении с остальными районами этого курортного города — тихое местечко, расположенное между Дагомысом и центром Сочи, практически на въезде в курортный город. Я бы даже сказал: излишне тихое, а если честно, то абсолютно тоскливое. Здесь ничтожно мало баров, кафе и ресторанов, нет шумных клубов — потусить весёлым людям негде, и отдыхающим здесь приходилось довольствоваться романтическим шумом прибоя и нервной перекличкой в ночи автомобильных сигналов. Стоило машине повернуть направо почти сразу после поста ДПС, и вновь приезжий попадал в разномастный коттеджный поселок с узкими гористыми улочками.
Район настолько не туристический, что при прогулках с фотографированием здесь вполне можно было нарваться на странную реакцию местных жителей, которые порой выбегали из своих дворов и кричали, чтобы вы «уходили побыстрей, тут не выглядывали и не воровали». Никогда не любил это место. Или это рожа у меня такая протокольная? Я не настаиваю на своём мнении, может, кому-то здесь и нравилось.
Исторических достопримечательностей, кроме руин спорной крепости, на Мамайке нет, зато есть местечковый бриллиант — большой и немного пафосный санаторий «Октябрьский», принадлежавший РЖД. Да-да, хитрые железнодорожники, приговорившие к погибели тот самый накренившийся пансионат уже при выборе места и в процессе строительства, быстренько нашли ему более чем качественную замену.
А что, не завернуть ли мне туда, глянуть, прокачать обстановку? Да и вспомнилось кое-что. Зараза, вечно спокойно не живётся…
Остановившись возле поста ДПС, я потерял минут пять, взвешивая резоны и выбирая вариант движения. Поехать прямо, рванув по туннелям дублёра Курортного проспекта, или повернуть направо, мимо Мамайки с выходом на Виноградную?
Дублёром оно, конечно, заманчиво. И быстро. Но только  в том случае, если длиннющие каменные трубы свободны для проезда. Сашка Даценко утверждает, что неделю назад там было чисто. Только ведь не факт, что с тех пор на маршруте ничего не изменилось… Любая серьёзная авария внутри тоннеля закупорит проход, а возиться в темноте с разбором завала не улыбается. Освещение в этих мрачных бетонных кишках давно отсутствует, так что мне придётся идти на дальнем свете, может, а при приближении к выезду ещё и противотуманки потребуется включить. Я пацан не из боязливых, но удовольствия от поездок внутри горы не испытываю. При движении волей неволей всё время думаешь: что с тобой будет, если в при пиковом варианте машина заглохнет в кромешной тьме трехкилометрового туннеля? Представляете себе пешее хождение в таких условиях? Одинокие гулкие шаги, тревожное эхо, странные шумы за спиной… Поседеть можно, легко, ведь там все мыслимые кошмары в голову полезут!
Но и несомненный плюс такого варианта ясен — это скорость. Потратив совсем немного времени, ты выскакиваешь после «Спутника» на открытый широкий автобан, идущий вдоль моря к Красному Штурму, там и Хоста рядом.
— Давай-ка всё-таки направо, туннелем всегда успею, если вилы встанут, — предложил я сам себе, закрывая дверь.
С дороги Мамайка выглядела всё тем же тихим скучным районом.
А пять месяцев назад тут было шумно! Занявшая посёлок после начала нашествия не в меру борзая дагестанская банда в какой-то момент переругавшись, распалась на две воинственные группы, вступившие в жёсткую борьбу за скатерть на поляне. Пальба в те дни стояла тут очень плотная, ожесточённая была у них битва, доходили сведения… Мы сюда даже на разведку ездили. Ещё позже уже Сашка с ребятами наведывался для проверки и никого не обнаружил, даже трупов не нашёл. Скорее всего, схалтурил, какие-то следы должны были остаться. Но и его понять можно, оно общине надо, когда своих забот хватает?
Выше по склону от моря, по другую сторону дороги располагался район Грузинская Мамайка, а это значит, исторически там некогда жили грузины. В новейшее время всё перемешалось, лично я не знаю ни одного района компактного проживания грузинской диаспоры.
В общем, никаких конкурентных преимуществ у постапокалиптической Мамайки перед другими частями города не существует. Но сейчас по району, скорее всего, кто-то болтается — внизу среди черепичных крыш в серое небо поднимался узкий дымный шлейф, чёрный, тревожный. Это не дом горит, не усадьба…
Вот чего я туда прусь, а? Привычка такая, спокойней, когда понимаешь обстановку. Свернув направо возле жилого комплекса «Ямайка», я на малой скорости начал спускаться по узкой улочке, внимательно всматриваясь в поросшие вьюном высокие ограды хозяйств и малопривлекательные силуэты почти одинаковых домов посёлка. Дымный столб приближался. Мотор работал тихо, окна были приоткрыты. Пару раз остановившись, я попытался засечь посторонние шумы — вроде бы всё ровно.
Безлюдно, бесперспективно, аж противно.
Причина пожара стала ясна, когда «Дискавери» поравнялся с высоким зданием старого, ещё советской постройки, санатория «Фазотрон». Мало таких зданий осталось, сносили их помаленьку, это проще, чем пытаться перестроить тесные номера под современные стандарты отдыха. Недалеко от перекрёстка прямо посреди улицы, лёжа на боку возле непривычно высокого бордюра, горел большой тяжёлый мотоцикл. Не китайский игрушка-скутер, а дорогая престижная машина. Владельца не было видно, ни живого, ни мёртвого. Ха, а мотик кто-то полил бензином и поджёг, оттого он и чадит так черно да удушливо… Ясно, похоже, разборки тут ещё не закончились.
Прибыв в Мамайку, я рассчитывал спуститься к морю и осмотреть удалённый отельчик «Санта-Барбара», что стоит почти на одноимённом пляже, неподалёку от устья горной речушки Псахе, слева, если смотреть по течению. У тамошней общины была, помнится, очень неплохая стационарная радиостанция. Раз и они не отвечают на вызов, то почему бы мне не поживиться на бесхозном объекте, чего ценному оборудованию простаивать зря? Оно работать должно, пользу людям приносить.
Я уже начал объезжать чадящую «Ямаху» слева, как услышал вдалеке хлопок выстрела из гладкоствольного оружия. И почти сразу ещё пару. Стреляли внизу, где-то в районе мини-отеля «Форсаж», известном многим путешествующим на юг автомобилистам. Хлоп, хлоп! А это уже в другой стороне, там, куда я и собирался поехать! Нога автоматически вжала тормоз, укорот сам собой оказался на коленях. Похоже, пора передумать насчёт шмона «Санта-Барбары», это плохая идея! В конце концов, что мы, нигде больше раций не насобираем? Ерунда. Даценко подкинул на первое время для ближнего радиуса, а если наши на месте, то уже могли найти и чего-нибудь более подходящее.
Возвращаться надо. Больше меня в Мамайке ничего не интересовало. Шикарный санаторий «Октябрьский», конечно, заведение богатое, но богатое по-мирному. Нужного для выживания в новом мире там не найти, а все съестные припасы давно вывезены сталкерами соседствующих групп. Обслуживающий персонал после катастрофы в «Октябрьском» не задержался, никто не захотел поселиться на большой ухоженной территории. Кстати, этот санаторий был славен ещё и тем, что здесь был обустроен настоящий зоопарк, самый большой в Сочи, и любой желающий за умеренную плату мог его посетить. Я и сам как-то приехал сюда поглазеть, немало удивившись обилию зверей в вольерах. Кого там только не было! Особенно восхитили меня кошачьи — от тигра до манула. Появились даже щенки горного леопарда.
Когда работники мини-зоопарка осознали, что без помощи исчезнувшего государства во времена, когда надо заботиться прежде всего о выживании людей, спасти зверей не реально, то они, уж не знаю, с сомнениями или нет, выпустили их на волю. Мне не просто оценить такое решение. В вольерах зверьё точно были обречено на мучительную смерть, как помер бы в заточении и мой незадачливый собачий напарник Боксёр… Наверняка кое-то из выпущенных животных, обретя свободу, приспособился и выжил, позабыв поблагодарить надзирателей зоны. С другой стороны, для уцелевших в межпланетном замесе горожан открылась сомнительных прелестей перспектива угодить под молниеносную атаку блуждающего по окрестностям Сочи голодного тигра.
Пожалуй, ещё год назад я бы возмутился. Теперь же… Нет даже досады. Правильно они сделали, скорее всего, нужно было дать живым существам шанс на выживание. У нас он есть, так пусть будет и у них. А там сама жизнь отсортирует.
Чёрт, а это не от зверей кто-то отбивается огнём из ружей?
Нет, не полезу в чужой замес, не та у меня кондиция, не те задачи..
Сдав задним ходом метров десять, я, увидев удобное место, круто развернулся на пятачке и повёл джип наверх, напоследок услышав за спиной ещё несколько редких выстрелов. Молодцы, без меня давайте! Друг с другом или с тиграми… Разбирайтесь самостоятельно, резкие да горячие, больше я в одиночку в омут ни ногой, мне вполне хватило жути в той Пизанской башне. О! Точно! Впредь надо будет загодя обходить большой дугой всё, что понастроили в округе железнодорожники. Кроме рельсов, их не обойдёшь.

Эта большая кошка сидела возле автобусной остановки на пересечении улиц Виноградной и Анапской. Или кошак, сразу ведь не разобрать. Нет, это был далеко не миленький домашний пушистик… На широкой скамье удобно устроился большой красивый хищник необычной стати с характерной формы ушами — выставленными в мою сторону лопушками-треугольниками.
— Е-моё, Мурзик! Мурзище! Ух, ты ж чёрт какой… — пробормотал я в восхищении, плавно притормаживая. Нельзя было не остановиться, увидев такую прелесть.
Дикая тварь абсолютно неподвижно, как копилка, по-хозяйски спокойно смотрела на остановившийся в пятнадцати метрах от неё большой белый джип, не подумав убегать прочь. Ещё бы, такому бойцу можно особо не волноваться! От собачьей стаи он легко и просто уйдёт верхами, а в одиночку с ним не справиться, пожалуй, никакой собаке. Разве что волк с его природными рефлексами справится. Любой кот — практически идеальный хищник, от усов до кончиков хвоста созданный самой природой для убийства. Всё дело исключительно в размере. Одно дело, домашний пушистик, который гоняется за фантиками и балуется с насекомым, и совсем другое — крадущийся тигр, который, между прочим, анатомически тоже является самый настоящим котом, только размерчик у него несколько крупнее.
Наконец зверь плавно встал, широко зевнул, показывая мне длиннющие белые клыки, и потянулся, изящно припадая на передние лапы. Очень красивый. Необычно высокие конечности, созданные для рекордных прыжков, стройное тело и довольно короткий хвост.
Но уши-то какие, уши! Длинные, чуть-чуть закругленные, с наружной стороны чёрные с желтым поперечным пятном. Относительно размеров тела и головы — просто гротескные! По строению тела этого кошака вполне можно было отнести к близкому родственнику рыси и каракала. Окраской диковинный котяра был похож на гепарда — тёмные пятна и полосы на желтовато-сером фоне. Я без страха, не торопясь и с искренним удовольствием разглядывал опасное животное, удачно откинувшееся от железнодорожного Хозяина. Грудь, живот и морда белые.
— Спасся, сиделец…
Тяжёленький сервал попался, крепкий.
По-другому — кустарниковая кошка, представитель семейства кошачьих средних размеров, коренной житель открытых африканских пространств, покрытых густыми зарослями травы и кустарниками, поэтому к названию иногда добавляют слово «африканский». Это именно он, точно знаю, я ведь с детства больной кошаками, и в знаменитом зелёном шеститомнике «Жизнь животных» страницы мелованной бумаги затёр до дыр именно в разделе о кошачьих. Да и свой справочник периодически почитываю, жизнь заставляет. Крупный экземпляр мне встретился, на вид пацанчик весит килограммов пятнадцать, а высота в холке больше полуметра, то есть, передо мной далеко не малыш.
Каждый сервал — обладатель уникального, только ему присущего узора на шерсти. Ещё одна особенность окраса этих кошек — светлые полоски на задней стороне ушей. А похожие на глаза белые пятна, выступающие над поверхностью травы в саванне, помогают неопытным малышам, вышедшим на охоту вместе с матерью, не потерять её из виду. Однако столь необычной особенности окраса я пока не видел, так как зверь стоял по фронту.
Открыв окно посильней, я высунул голову, не вызвав этим движением у зверя ни малейшего признака беспокойства или агрессии. Мирно он себя вёл, дружелюбно. Ну а чего, меня всегда пушистики любили, охотно шли на контакт. Хвост неподвижен, уши не поджаты, плечи не отведены назад. Наоборот! Красавец ещё раз открыл пасть и, по-моему, вполне миролюбиво мявкнул, не расслышал. Ладно. Распахнул дверь и вышел из машины.
Как любой кошатник, я самоуверенно считаю, что легко могу понять поведение усатых хищников. Чувствую.
— Спокойно, брат. Ты здесь один, что ли?
Но размерчик… Кошки тебя любят, Гарик, говоришь? Ну-ну, сейчас проверим. Сервал, с интересом послушав звук человеческого голоса, долго размышлять не стал, и направился в мою сторону так, как это делает обычный домашний кот, желающий, чтобы его срочно погладили и почесали за ушком. Он шёл по небольшой дуге, чуть выгибая спину и наклоняя вытянутую голову в разные стороны, словно заранее начиная ловить кайф.
Так, этот парень обладает весьма внушительными яйцами. Мужичок.
— Кис-кис-кис… — хрипло и тихо проговорил я, но он отлично расслышал и тут же откликнулся нормальным таким кошачьим мявом. Разве что побасистей, гораздо громче и с очень противными нотками в голосе. Так орут, например, шотландские вислоухие, когда их не ко времени берёшь на руки, чтобы потискать.
Худоват? Или поджар?
— Выглядишь хреново, как лежалый сервелат, — сообщил я животному.
— М-м-мяв-уу! — согласно протянул зверь.
Душа подсказывала, что всё будет хорошо, но разум настоял на своём — я дослал патрон в патронник, хотя пистолет держал стволом вниз.
— Ты потише, пацан, давай, — предупредил я, когда сервал был уже совсем рядом. — Не дури у меня.
Подшагнув вплотную, зверь тяжело ткнул пришельца башкой в колено, потёрся, заставляя меня переступить в поисках более удобной точки опоры, и заурчал, словно изношенный дизель. Мне не оставалось ничего другого, кроме как, чуть наклонившись, почесать левой рукой у него за ушами — сервалу это дело очень понравилось! Фу, ты… Следующие пять минут мы были заняты исключительно этим важным занятием. Ну, ёлки хвойные, домашний кот, да и только!
На свободе зверь выглядел гораздо лучше, нежели в заточении. Отличная кондиция. Шерсть чистая, блестящая, без катышков, приставших травинок и резкого запаха. Постоянное движение в поисках добычи, охотничьи эмоции, натуральная сбалансированная еда с шерстью, перьями и ценными костями — всё это обеспечивало дикой кошке здоровый вид и ровную психику.
Интересно, а его приручить можно, как гепарда? Настолько глубоко я в кошачьих не разбираюсь, тут надо бы справочник брать. А он в багажнике лежит. Про кошачьих там много написано, но есть ли именно сервалы? Эх, как легко и просто обстояли дела с оперативным получением любой информации в славные времена повального интернета! Нужно узнать что-то — спрашивай. Стоит, не выходя из того же Фейсбука, кинуть клич-вопрос, и добрые френды тебе тут же накидают кучу ссылок на экспертов, сообщества и клубы, где уже люди не просто добрые, но и знающие, помогут и подскажут предметно.
Мой новый знакомец не переставал урчать, мяукать и тереться о колени. Проголодался, поди, ведь даже таким природным добытчикам приходится тратить много сил на поиск годной добычи, а впрок не наешься.
— Что, Сервелат, говоришь, пора пообедать? Давай, я кое-что достану из закромов, — осторожно отстранившись, я шагнул к задней двери, не забывая держать сервала в поле зрения. Как бы не любил я кошек, но после предательского броска кане корсо предусмотрительности в голове резко прибавилось.
Но тут зверь, вместо того, чтобы пойти за мной, неожиданно напрягся, как струна и замер в сторожкой позиции, быстро развернувшись в сторону Грузинской Мамайки. Теперь я смог разглядеть замечательные  полоски светлых фальш-глазок.
— Ты чего, Сева?
Локаторы работали. Одно ухо стояло неподвижно, торчком, а второе медленно поворачивалось из стороны в сторону, пеленгуя невидимую и неслышимую мной цель очень точно. Сервал вздрогнул и чуть подался вперёд, а я услышал где-то вдали еле различимый звук. Человеческое ухо не может сравниться по восприимчивости с органами чувств дикого хищника, ему очень тяжело классифицировать услышанное на малой громкости. Высокие частоты гаснут в застройке и зарослях, а низких не хватает. Вроде бы что-то там упало… Котяра быстро оглянулся, раззявил рот уже беззвучно, что-то поясняя мне, остолопу, ничего перед собой не видящему, и опять уставился, вполне определенно указывая направление на возможные неприятности.
. Да, такого напарника хорошо иметь рядом! И засечёт вовремя, и порвать может, причём на любом высотном уровне. От этого охотника черному не спастись даже на крыше.
— Врагов увидел, нет? — взяв с сиденья бинокль и автомат, я тоже принялся осматривать второй за дорогой ряд крыш с красной черепицей.
Наконец зверь расслабился и с интересом посмотрел на меня. Охотно поверю, кореш, охотно! Пора угощать. Большой пакет с сухим кормом для собак и пара банок так и остались лежать в машине. Сначала я хотел насыпать корм в ведро, но понял, что котяра его сразу опрокинет. Прямо на асфальт вальнуть? Не по-дружески как-то свинячить, да и не уважительно. Вывалив корм на расстеленную газету, я быстро вскрыл обе оставшиеся банки с собачьим кормом и добавил в еду жидкого.
— Угощайся, брат, мы с тобой одной крови.
 Пока один из настоящих хозяев Мамайки по-кошачьи неспешно подкреплялся, я достал справочник, нашёл нужный раздел и принялся читать.
Оказывается, интуиция меня не обманула! Ценители природной кошачьей грации и темперамента давно пробовали содержать сервалов в домашних условиях, с таким зверем вполне можно справиться, его реально прокормить, что немаловажно. Это выгодно отличает сервалов от крупных хищников, которыми предпочтительно восхищаться издалека. Оказалось, что африканец — одна из немногих кошек, обитающих в дикой природе, которую можно без труда приручить, их успешно содержали в качестве домашних животных. Хозяева уверяли, что звери очень умны, сообразительны, дружелюбны, активны, игривы — идеальные домашние питомцы. Но завести такую пятнистую красавицу мог себе позволить только очень состоятельный человек, это одна из самых дорогих кошек в мире, и цена котёнка достигала двенадцати тысяч баксов. Прирученные, они становятся очень игривыми и ласковыми, но любят и посмотреть на всех свысока, проводить время, сидя на шкафу.
Ну-ну, что-то такое я уже слышал про бешеную собаку…
— «В самом начале кормить лучше с рук, так он запомнит, что хозяин — это источник пищи и безопасности... Сервала нельзя бить и кричать на него. Кормить домашнего сервала можно мясом с костями, до полутора килограмм в день. Следует обогатить рацион витаминами и кальциевыми добавками…» — прочитал я вслух. — Витаминки все любят, ничего оригинально. Ладно, добудем тебе и витаминов. Эй, так, ты что, всё уже сожрал? Молоток! Сейчас подсыплю.
Сервалы ведут одиночный образ жизни и предпочитают охотиться в сумерках. Ловят зайцев, грызунов, птиц, ящериц. Умеют плавать, лазить по деревьям, имеют отличный слух, в чём я уже убедился. Это свойство помогает хищнику успешно выслеживать даже самую мелкую добычу, а длинные конечности облегчают продвижение в высокой траве. Может с места подпрыгивать вертикально до трёх метров в высоту, таким способом сбивая взлетающих с земли птиц! Ого!
— Да ты, Сева, акробат…
Пик его охотничьей активности приходится на вечер и начало ночи, но вполне может охотиться и днём. Сервал предпочитает не гоняться за добычей сломя голову, как собаки, а охотиться скрадыванием: подбираясь к жертве, он делает один точный убийственный прыжок и ловит жертву острыми когтями передних лап, сразу подминая её под себя. На крупную добычу, подобно леопарду, вспрыгивает. Легко выкапывает грызунов из нор, ловко лазает по деревьям. Может охотиться в мелкой воде за лягушками, болотными птицами и рыбой. Это очень добычливый хищник, межу прочим, около шестидесяти процентов нападений заканчиваются удачно.  
— Теперь ясно, почему ты не оплошал, братан. А где же твои старшие кореша шастают, тигры и леопарды? Отстрелила их, поди, шпана местная. Или поберечься ушли?
Вместо ответа насытившийся кот легко меня отстранил, на миг примерился и, легко перемахнув через рулевое колесо, опустился на пассажирское сиденье рядом. Там, встав на задние лапы, заглянул через подголовник, втянул воздух, быстро осмотрелся и, свесив длинный хвост, ловко сложился огромным пушистым калачом. Во, даёт!
— Понял тебя. Тогда катим дальше.
Дисциплинированно накинув перед началом движения привязной ремень, я посмотрел на вытянутую в мою сторону пушистую лапу с растопыренными от удовольствия пальцами, на которых которыми белели натуральные сабли.
— Мы конечно, одной крови, усатый но, знаешь, что я ещё прочитал в книжке?
Кот, смешно вывернув голову, посмотрел на меня с любопытством.
— У тебя мясо вкусное. И поэтому африканские негры на тебя охотились, натурально истребляли. Ты деликатес. И я тоже могу проголодаться.
Словно понимая, кот широко открыл глаза и тихонько пискнул.
— Ты меня понял, хорошо. Давай жить дружно, без подлянок.
В ответ сервал наклонил тяжёлую голову, пару секунд о чём-то подумал, и с размаху опустил её на мягкую белую кожу. Похоже, мы договорились.
А поехал я всё-таки по дублёру.

(Скачать в TXT)
(Скачать в Fb2)
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
С нетерпением жду выхода книги. когда планируется?
avatar